Время перемен

В ОАО ЭЗТМ начался процесс глобальной реструктуризации. О заводских переменах и о состоянии российского машиностроения в интервью с генеральным директором предприятия Владимиром Зарудным.

«В городе ходят разные разговоры по поводу того, что происходит на ЭЗТМ. Действительно, происходит многое. Думаю, что не лишними будут разъяснения о том, с чем связаны эти серьезные перемены», – с этих слов начал беседу с корреспондентом «НН» генеральный директор ОАО ЭЗТМ, председатель Совета директоров города Электросталь Владимир Зарудный, обозначив тем самым главную тему актуального интервью: структурная реорганизация предприятия.

Так диктует рынок

Новости недели | Владимир Семенович, когда заходит речь об очередном сокращении кадров на предприятии, горожане делают вывод: значит, действительно плохи дела на заводе. Как вы это прокомментируете?

Зарудный | Дела не настолько плохи, чтобы паниковать, но пришло время для кардинальных перемен. Так складывается ситуация, так диктует рынок. У ЭЗТМ проблемы те же, что и у других предприятий отрасли.
Во-первых, кадровый голод. Мы работаем в условиях дефицита квалифицированных рабочих и вынуждены привозить кадры из городов всего постсоветского пространства.
Во-вторых, отсутствие средств на развитие производства. Государство не оказывает поддержку производителям (как это делается в странах с развитой экономикой). А где взять длинные кредиты? Коммерческие банки занимаются грабежом: кредиты под 12-18 процентов – нереальная нагрузка для машиностроения. Понимают это, кстати, и сами финансисты.
Третья проблема: тарифы на энергоносители. За три года (с 2008 по 2011-й) ровно в два раза увеличилась стоимость электроэнергии. Мы сейчас платим по 2,8 руб. за кВт/час. Ровно столько же, сколько в гораздо более развитой экономике США! Расходы предприятия по энергетике в зимний период составляют 25 процентов от выручки, наше старое разбросанное предприятие не может быть конкурентоспособным с такими энергозатратами. Слава богу, что мы в свое время ушли от использования пара, реконструировали кузнечно-прессовый цех. В противном случае ситуация была бы еще более печальной.

НН | Есть еще четвертый пункт: налогооблагаемая база. Насколько увеличилась нагрузка на предприятие с увеличением социальных выплат?

Зарудный | Для нас дополнительно это 5-6 млн в месяц (в год примерно плюс 70 миллионов). Звучит грубо, но правильнее сказать, что с производственников «содрали четыре шкуры». Все это диктует определенные правила выживания. Чтобы существовать в таких рыночных условиях, необходимо менять структуру предприятия, оптимизировать расходы, ориентируясь на конкретный портфель заказов. Этим мы сейчас и занимаемся.

Режим благотворительности закончился

НН | В чем суть заводской «перестройки»?

Зарудный | Ситуация следующая: мы выводим из структуры предприятия все непроизводственные активы. Речь идет, в частности, о КЦ «Октябрь», спорткомплексе «Авангард», базах отдыха «Ясная поляна» и «Восход». Социальные объекты выведены на аутсорсинг (управление внешним подрядчиком. – Н.Ш.), создана единая управляющая компания – Управление социального развития (УСР) – которая работает вне бюджета предприятия. В эту структуру переведены 120 сотрудников. С 1 июля УСР расформируется, дочерние предприятия уйдут в «самостоятельное плавание». Думаю, месяца через три каждое из них должно выйти на полную самоокупаемость, такая стоит задача.

НН | То есть происходит примерно то же, что и на Машиностроительном заводе два года назад?

Зарудный | Именно так. На Машзаводе этот процесс прошел успешно, дочерние предприятия работают на самоокупаемости. Мы же пока вынуждены дотировать «социалку», тратить средства, заработанные на производстве. Специально для вашей газеты скажу: в КЦ «Октябрь» занимаются сотни детей, причем не только сотрудников завода, а работу преподавателей на протяжении нескольких лет дотирует наше предприятие. Это неправильно, и директору КЦ я сказал честно «Режим благотворительности закончился». Необходимо рассчитывать свой бюджет, больше зарабатывать, меньше тратить, обеспечивать средства на содержание объекта, на зарплату сотрудникам и т.д.

НН | Есть опасность, что известные в городе коллективы прекратят свое существование?

Зарудный | Отчего же? Надо искать средства, находить спонсоров. Либо честно предупреждать родителей, что плата за занятия теперь будет выше Другого выхода нет. Мы же от многого вынуждены отказываться. Например, ушли от собственной клининговой компании. Предприятие огромное, порядок здесь наводила армия уборщиков (примерно 150 человек). С мая их сократили, эту функцию тоже отдали на аутсорсинг, определив, где, кто, когда убирает. Платим по договору, налицо экономия.

НН | В конце прошлого года на заводе работало около трех тысяч сотрудников. А сегодня?

Зарудный | Это количество уменьшается. Сейчас их 2800, к 1 июня будет 2400, к 1 сентября примерно 2100 человек. В ближайшее время пройдет сокращение штатов в технологических службах, конструкторском подразделении. Все будет минимизировано под тот портфель заказов, который мы имеем. Мы должны выйти на конкретные цифры производительности: один миллион рублей в год на одного работающего. Вот цель, к которой мы стремимся, и это вопрос выживаемости.

Достойная зарплата рабочим – это следующий шаг

НН | По силам ли такая производительность? Известно, что одна из основных проблем предприятия – возрастной коллектив.

Зарудный | Это так, и проблему надо решать, ведь если пенсионеры не уходят, мы не можем «купить» новых специалистов. Приведу конкретные цифры: у нас из 2800 работающих 887 – пенсионеры, 200 человек – старше 70 лет, есть даже сотрудники 1926 года рождения (то есть им по 85!). При всем уважении к этим людям надо признаться: не может быть отдачи от человека в таком возрасте при нынешних требованиях. Конечно, стоит конкретная задача: почистить кадры. Это естественный процесс, он должен быть постоянным. Будем работать с каждым человеком, предлагать взаимовыгодные схемы.

НН | А что делать с проблемой «голода» квалифицированных рабочих?

Зарудный | Достойная зарплата рабочим – это следующий шаг реструктуризации. Мы отработали новую систему оплаты труда для сдельщиков (слесарей, сталеваров, кузнецов и т.д.), то есть основных рабочих профессий, которые нам нужны для исполнения контрактных обязательств. Абсолютно прозрачная, понятная и эффективная система. Станочники на заводе будут получать не менее 30 000 рублей в месяц. Но при условии выполнения четырех пунктов: план, качество, экономия ресурсов, дисциплина. При этой системе хорошие специалисты могут зарабатывать значительно больше (до 70 000 рублей в месяц). Как только заработает эта система, мы решим и кадровый вопрос.

Мы должны конкурировать и быть в рынке

НН | На предприятии высвобождаются большие производственные площади. Что будет с ними?

Зарудный | Будем их продавать либо сдавать в аренду. Посмотрите на ЭДСК: там сдали порядка 70 процентов площадей (сегодня уже корейская компания работает). Многие предприятия, в том числе машиностроительные, должны будут в скором времени выводиться из Москвы. Мы выставили на рынок тринадцать объектов, оформив тринадцать пакетов с конкретными мощностями. Это сотни тысяч кв. метров производственных площадей. Есть интерес, идет переговорный процесс. Продажа (либо аренда) позволит нам высвободить деньги, закрыть кредиты, купить оборудование.

НН | Владимир Семенович, все-таки невольно напрашивается вопрос: а есть ли будущее у завода и отечественного тяжелого машиностроения?

Зарудный | Будущее за машиностроением. Я являюсь сейчас директором департамента тяжелого машиностроения Союза машиностроителей России и могу это утверждать. Недавно в Тольятти проходил отраслевой съезд, приезжал премьер-министр Владимир Путин. Мне понравилось его выступление. Машиностроители долгие годы говорили о своих проблемах, но это не находило отклика. В этот раз услышали, что Путин все знает, трезво оценивает, понимает, что надо ориентироваться на предприятия, которые выжили в сложившихся условиях.

НН | Все ближе процесс вступления России в ВТО. Могут ли отечественные производители конкурировать с западными?

Зарудный | Сегодня это сложно, ведь на Западе ест мощная система государственной поддержки. Предприятия там получают длинные и дешевые кредиты, имеют государственные гарантии под поставки в другие страны. Государство в отдельных случаях проплачивает некоторые проекты, потому там всегда есть заказы и работа. Это грамотный подход, Путин это понимает (что видно было из слов, произнесенных им на съезде в Тольятти). Правда, пока это только слова, и мы имеем то, что имеем. Но машиностроение –хребет экономики, за ним будущее.

НН | Последний вопрос. Как бы вы сформулировали то состояние, в каком сейчас находится предприятие: перестройка, капитальный ремонт или отчаянные попытки выжить?

Зарудный | Для того чтобы хорошо жить, надо исключать застойные явления и почаще что-то менять. Вот мы и делаем это. Сделаем капитальный ремонт в собственном доме, откроем двери для гостей. Не всем нравится реорганизация, но таковы обстоятельства, и мы будем так действовать. С учетом тех изменений, что сейчас происходят, завод будет жить. Мы должны конкурировать и быть в рынке.

 

Надежда Шмелёва «Новости Недели»